30 марта 2011 г.

Новости

«В ближайшее время Президент предполагает посетить страны Юго-Восточной Азии, с которыми у России налажены партнёрские отношения, и урегулировать вопрос об отношении ряда развитых азиатских стран о планируемом вступлении России в ВэТэО. Президент намерен уточнить мнение китайского правительства по поводу возможного введения в России мировых цен на энергоносители, изучить южнокорейский опыт посткризисного регулирования автомобильного рынка, в том числе государственного снижения максимальной нормы выхлопов угарного газа, выяснить отношение граждан Малайзии к новому русскому гимну, а пакистанцев к отмене порога явки на следующих президентских выборах в Российской Федерации, и, наконец, обсудить на острове Тайвань сингапурскую инициативу об увеличении пенсионного возраста российских женщин до 65 лет, а мужчин до 70 лет».
<…>
«…Отмена пошлин на американские поставки фермерской продукции позволит выровнять условия конкуренции на мировом рынке и будет способствовать ускорению вступления России во Всемирную Торговую Организацию. В настоящее время инфраструктурные и экономические реформы, связанные с планируемым вступлением России в ВэТэО, ведутся по восьми главным направлениям: увеличение пенсионного возраста граждан России до среднемирового; приближение внутренних цен на энергоносители к уровню мировых; полная отмена запретительных пошлин на конкурирующую иностранную продукцию, исключая случаи явного демпинга; продолжение реализации программы по дополнительному ядерному разоружению; положительное урегулирование политического вопроса о самоопределении Чеченской Республики путём перевода его в плоскость исторической справедливости; участие в программе «Анти-ОПЕК» с целью противодействия картельным нефтяным соглашениям; обеспечение иностранным корпорациям, осуществляющим производство и торговлю в Российской Федерации и предоставляющих россиянам рабочие места, свободных условий деятельности, определённых Коммерческим Положением ВэТэО о России от тридцать первого декабря две тысячи одиннадцатого года за номером сто двадцать четыре; замена кириллицы латиницей».
«Европарламент приступил к рассмотрению сто шестнадцатого заявления Правительства Российской Федерации о вступлении России в Европейский Союз.
Основным камнем преткновения в вопросе о вступлении России в ЕэС является недостаточная территориальная принадлежность Российской Федерации к европейской географической зоне. Предложение Президента России о переносе границы Европы и Азии к Курильским островам не нашло поддержки у европарламентариев. На данном этапе обсуждается вопрос формирования двух федеративных образований с особенными статусами на территории России: до Уральских гор и далее к северо-востоку. Европарламентарий Тило Льянен предложил два временных названия для европейской и азиатской России: Россия — 1 и Россия — 2. При надлежащем установлении соответствующего статуса и обозначения на картах новых федеративных территорий, а также при условии разделения, переименования и изменения реквизитов всех государственных учреждений и коммерческих организаций в соответствии с территориальной принадлежностью (например: Центральный банк Российской Федерации — 1; Министерство финансов Российской Федерации — 2) на следующей сессии Европарламента вопрос о вступлении России — 1 в Евросоюз может быть разрешён положительно».
«Культурные новости.
Свобода слова — достижение демократической рыночной экономики, утверждённое конституционно в России в одна тысяча девятьсот девяносто третьем году. Если в Советском Союзе существовал один писательский и один журналистский союз, то в рыночной России писательских и журналистских союзов зарегистрировано четыреста девяносто шесть. В названных союзах, объединениях и ассоциациях участвуют в общей сложности около миллиона членов. Таким образом, если эСэСэСэР считался самой читающей страной, то Российская Федерация может быть охарактеризована как самая пишущая страна мира.
На несколько наших вопросов любезно согласился ответить член Союза литераторов Нечерноземья, член Союза российских писателей, член Всероссийской Ассоциации писателей, академик Российской государственной академии изящной словесности, доктор филологических наук, профессор Катанышев Валерий Павлович.
«Валерий Павлович, как вы объясняете такой факт: при наличии огромного числа литераторов в России произведения современных российских авторов перестали переводиться на иностранные языки?»
«Это временное затруднение. Оно будет разрешено переходом страны на латиницу. И последующим введением в качестве второго и третьего государственного языка английского и немецкого. Русский язык на данном этапе неконкурентоспособен».
«В связи с проводимой образовательной реформой членство в писательских союзах будет предполагать введение языкового ценза?»
«Несомненно. Однако задним числом положение действовать не будет».
«То есть писатели, принятые в члены до утверждения латиницы, останутся членами, а к новым кандидатам будут предъявлены более строгие требования?»
«Верно».
«Не вызовет ли лингвистическая реформа отток членов из союзов и создание в стране альтернативных литераторских организаций?»
«Альтернативные организации могут быть созданы как некоммерческие на общественных началах. Закон не запрещает этого. Не думаю, чтобы альтернативные организации могли обеспечить своим членам переводы их книг на иностранные языки. Скорее всего, в выигрыше окажутся те союзы, которые вовремя сориентируются на европейский и американский книжный рынок и начнут поставлять и продвигать продукцию на английском, немецком, испанском, китайском и других распространённых международных языках».
«Вы имеете в виду мировой рынок?»
«Конечно. Разве я неясно выразился? Выход России на книжный мировой рынок будет способствовать, кстати, и вступлению страны во Всемирную Торговую Организацию. Я считаю, писатели должны первыми подать пример освоения латиницы и иностранных языков. За образцы нам, уважаемые коллеги, следует взять Набокова и Бродского».
«Спасибо, Валерий Павлович».
<…>

Из романа «Мёртвый хватает живого», 2010.


О вымирании

29 марта 2011 г.

Заметка о встрече с читателями

О моей встрече с читателями 24 марта:

«В рамках Недели детской и юношеской книги «Юбилей писателя – праздник для читателя» состоялась встреча читателей Тюменской областной детской научной библиотеки им. К. Я. Лагунова  с тюменским автором Олегом Чувакиным».

(Источник: https://www.admtyumen.ru/ogv_ru/society/culture/news/more.htm?id=10641459@egNews).

Читать далее.

24 марта 2011 г.

В библиотеке на улице Тульской

Сегодня в Тюменской областной научной детской библиотеке я встречался с читателями: семиклассниками и семиклассницами. Я очень благодарен всем, кто организовал эту встречу, и тем, кто на неё пришёл (особенно тем из них, кто задавал много вопросов).

Рэй Брэдбери говорил, что он «окончил библиотеку». Я могу сказать, что когда-то, с 1976 по 1988 годы, я окончил библиотеку на Тульской.

Максим Мошков сообщает

О неполадках на сервере.
Samlib.ru временно недоступен, а, значит, и мои тексты временно недоступны для читателей.

* * *

Ближе к вечеру: Максим всё наладил, за что ему огромное спасибо.

21 марта 2011 г.

«Приключения Пылинки». Повесть-сказка


Олег Чувакин




Приключения Пылинки. История первая

Повесть-сказка (для детей дошкольного возраста)

Раньше Пылинка и не знала, что мир — такой большой!
Она жила под крышкой колодца. Представляете, какой скучной казалась ей жизнь? Но одним солнечным днём кто-то взял и поднял круглую чугунную крышку — и в глаза Пылинке брызнул яркий жёлтый свет. Ей пришлось как следует зажмуриться: ведь пылинки из колодцев не привыкли к яркому свету. А потом дунул ветер, быстро обернулся вокруг стенок колодца — снизу доверху, подхватил Пылинку и понёс туда, где она никогда не бывала.
Вместе с нею ветер подхватил и её подругу, ещё одну пылинку, такую же серенькую, неприметную и молчаливую. Вы спросите: почему молчаливую? А потому, что бедняжкам-пылинкам и поговорить-то было не о чем. О чём поговоришь, живя в тёмном колодце? Пылинки и про солнце-то ничего не знали, не говоря уж о временах года, дожде, радуге, одуванчиках и зелёной траве.
Ветер был такой тёплый и такой упругий! Оказалось, он умел не только посвистывать над крышкой, но и летать — где только ему захочется! И мог брать с собою пассажиров. Ветер кувыркал и подбрасывал Пылинку и её подружку, и они поднимались и проваливались, и замирали на поворотах, и повизгивали от удовольствия. А когда это весёлое занятие им наскучило, они перекатились туда, где ветер был поплотнее, улеглись спинка к спинке и стали глазеть на диковины, мимо которых пролетали: высокие, низкие, широкие, узкие, прямоугольные, квадратные, вытянутые и приплюснутые, и неподвижные, и шевелящиеся. Каких только чудес на пути не попадалось! Пылинки и названий-то им не знали. Подумайте только: они видели дома, тротуары, магазины, детские садики, школы, машины, велосипеды, деревья, клумбы и ещё многое-многое, но не знали, что это такое и зачем оно нужно. Немного узнаешь, живя в колодце!
Могучий ветер то поднимал подружек выше крыш, то опускал их к самой земле, так, что им казалось, будто они вот-вот упадут в какой-нибудь колодец и опять окажутся в тесноте и темноте. Вспомнив о колодце, о крышке, которая закрывала солнечный свет и огромный мир — с его теплом и диковинами, — пылинки испугались. Они решили собрать все свои силёнки и вскарабкаться по ветру как можно выше. Но ничего-то у них не получилось: ведь ни рук, ни ног у пылинок нет! Не успели они передохнуть после своих попыток, прилечь на спинки, как ветер, резко взмыв ввысь, повернул между высотными домами — и Пылинку швырнуло к ближайшему окну, а её подружку понесло по улице дальше. Как ни кричала Пылинка ветру, чтоб он вернулся за ней, тот её не услышал. Городские ветры такие быстрые, такие стремительные! Они не умеют возвращаться. Лишь сквозняк свистнул Пылинке на прощанье. Она закрыла глаза, чтобы не страшно было падать, а через несколько секунд куда-то мягко приземлилась. Она открыла глаза и навострила свои крошечные ушки.

19 марта 2011 г.

«Любовь хаузкипера»

Этой весной (ориентировочно в апреле) выходит на бумаге мой роман «Любовь хаузкипера». Издатель: альманах «Врата Сибири». В библиотеке Максима Мошкова роман доступен по адресу: http://samlib.ru/c/chuwakin_o_a/housekeeper.shtml.

8 марта 2011 г.

С 8 Марта!


Добрые и пушистые!

Желаю вам походить на неё:

«Что в этой женщине сразу же бросалось в глаза и исторгало изумленный присвист, так это окружавшая её аура богатства. О нём говорило в ней всё: кольца, шляпка, чулки, туфли, се­ребристый меховой палантин и безукоризненный парижский костюм спортивного покроя, любовно облегающий выпук­лости роскошной фигуры. Вот, сказали бы вы при виде её, женщина, у которой от презренного металла сундуки ломятся и тик в большом пальце от беспрерывной стрижки купонов, а кровожадные пиявки из налогового управления при звуке её имени по привычке с почтительным придыханием приподни­мают свои грязные шляпы».

(Вудхауз, «Не позвать ли нам Дживса?»)

Источник картинки: Open Clipart.

6 марта 2011 г.

«Круговорот». Рассказ


Олег Чувакин

Круговорот


1

Меня всегда считали человеком недалёким. Да что там — недалёким! Прямо скажу: ограниченным. Ещё прямее скажу: глупым. Кто считал, спросите вы? Слишком долго пришлось бы перечислять. Проще назвать тех, кто глупым меня не считал. Впрочем, кажется, я затрудняюсь назвать хотя бы одного из этого списка.
Список же тех, кто за спиною и открыто называл меня тупицей, идиотом, дураком набитым, тугодумом, а также, видимо, для синонимического разнообразия, ослом и бараном, по законному праву возглавляет моя жена. Точнее, бывшая жена, потому как на прошлой неделе я с ней развёлся. Точнее, она со мной развелась.
Развелись мы по её желанию и заявлению. В самом деле, может ли набитый дурак заявлять о чём-то и вообще желать чего-то — кроме того, чтобы и дальше оставаться дураком набитым? Может ли принадлежать болвану, балбесу и олуху царя небесного какая-нибудь инициатива? И ежу понятно (а тем более жене): нет, не может.


2

За шесть супружеских лет Лариса обнаружила все мои слабые стороны. Сильных сторон во мне она не нашла — думаю, потому, что их не было. Будь они у меня, моя жена не оставила бы их без внимания. Лариса — умная. Не то что я.
— Ты, Лёшка, — говорила она мне год спустя после свадьбы, — инженер-механик. Инженер-механик! Смешно произносить. Что-то из каменного века.
— В каменном веке не было инженеров.
Но она будто и не слышала. Зачем слушать дурачка? Из каменного века Лариса мгновенно перемещалась в современность:
— В нашем веке, когда все стремятся заработать, то есть стать менеджерами, экономистами… — Она запнулась.
— Юристами, — подсказал я. Иногда я умею подсказать правильно, и Лариса признаёт это.
— …юристами, — не смутившись, продолжила она, — ты остаёшься инженеришкой.
— Но не могут все быть юристами и экономистами.
— При чём здесь все? Я говорю о тебе.
— Ты сказала: когда все стремятся.
— Не придирайся к словам, дурачок!
Вот так мы и спорили. И мне бы слушать её, на ус наматывать (впрочем, усов я не ношу), а я пытался возражать.
И разве мы не должны были разойтись? Неминуемо — как написала бы сочинительница трогательного дамского романа. И Лариса, пусть она и не автор женских душещипательных историй, с самого начала знала о будущем разводе. Она, должно быть, планировала его. Я хоть и дурачок, но понимаю, что женщины живут будущим. Вы думаете, женщины живут мечтами, сидя у окошка или шевеля спицами, с которых свисает вязанье? Ничего подобного. Вы заблуждаетесь — точно так же, как много лет заблуждался и я. Женщины не мечтают, а планируют. Не фантазируют, а рассчитывают. Их романтика — особенная. Это удел мужчин — мечтать и воображать. Недаром подавляющее большинство писателей с мировыми именами (то есть наиболее выдающихся фантазёров и мечтателей) — мужчины. Кто, как не Писарев, выдал лозунг: «Надо мечтать!» А он ведь, как известно, был мужчиной. И пока мужчины на манер Писарева или Маркса мечтают о зыбком светлом будущем, женщины строят точные планы, надев очки и сверяясь с календарём. Будущее у них, женщин, — всегда близкое, отстоящее на три-четыре дня от настоящего. Если границы настоящего и будущего по вине мужа расходятся слишком далеко, жена начинает подыскивать себе другого мужа, с границей будущего, не отдаляющейся подобно линии горизонта.
Надеюсь, вы понимаете меня. Женщине не нужно светлое будущее. Романтически настроенное сердце её взыскует счастливого настоящего. В крайнем случае, будущего, которое станет настоящим на следующей неделе.

1 марта 2011 г.

«Котёнок с сиреневыми глазами». Повесть


Котёнок с сиреневыми глазами

Повесть


 

Часть первая


Глава первая. Котёнок и Наполеон

Был мартовский день. Алёше, со школьным рюкзачком за плечами стоявшему на дорожке, думалось, что от деревьев горьковато пахнет листьями, а от снега под ногами тянет сыростью. Сегодня в голубом небе светит солнце, а вчера завывала, посвистывала метель. Когда она шуровала за окнами, было темно, и густо-густо летевшие за окном снежинки казались не белыми, а серыми. После метели Алёша и папа заново расчистили дорожку к дому, а снег в тележке вывезли за ворота, к соснам. Сосны у них растут и во дворе: две возле крыльца и ещё две у ворот. Сейчас уличные ворота открыты – это потому, что папе нужно загнать джип в гараж. Вот папа въезжает во двор, серебристые бока машины сияют на солнце. Алёша снимает рюкзачок с учебниками, опускает на крыльцо дома, стаскивает с рук варежки. Из кармашка рюкзачка выглядывает зелёный сотовый телефон. Хороший цвет – зелёный. Скорей бы весна! Алёша закрывает глаза на секундочку, но, желая видеть и снег, и солнце, и свет, и папу, снова открывает. По щекам его бегут солнечные слёзы. Папа, остановив джип во дворе, выходит из машины, брякает ключами, отпирает гаражные ворота. Сколько на свете ворот и дверей! Алёша, поправив на голове шапочку (мама связала), отворачивается от папы. И вдруг – удивляется. Как бы глазам своим не верит. У сугроба под сосной, той, что у крыльца, сидит котёнок. Только что никакого котёнка, кажется, не было. Откуда он взялся? Сидит себе смирненько, обернувшись пушистым хвостиком, и взглядывает на Алёшу. Будто дожидался тут, когда Алёша вернётся из школы! У котёнка три цвета: много белого, на спинке длинная полоска коричневого с чёрным, а носочки на лапах и кончик хвоста совсем чёрные. Странно, что Алёша до их пор не завёл котёнка. У Славки Бухвалова – собака, у Лариски Забегайло – тоже собака, только не такая большая, как у Славки, а всего лишь пекинес, у Иваненко – громадная кошка породы мэйнкун. У Пошехонова – морская свинка. У Сарая, и у того какая-то крыска есть. А у него – никого.
Приблизившись к котёнку, Алёша опускается на корточки, гладит котёнка. Тот встаёт, изгибает спинку, трётся об Алёшину ногу. У котёнка круглые сиреневые глаза, и он такой тёплый! Алёша отворачивает края своей шапочки, открывает уши. Он хочет слышать, мурчит ли котёнок. Но не слышно: папин джип въезжает в гараж. Через тарахтенье двигателя чей-то голос доносится до Алёши, и он поднимает голову. За раскрытыми воротами, на улице, маячит фигура Славки Бухвалова. «Здравствуйте», – громко говорит Славка, глядя в их двор. «Это он папе», – думает Алёша, гладя котёнка. Но папа не отвечает Славке, вряд ли он его слышит, джип уже в гараже, но мотор ещё работает. В руке у Славки держалка для поводка, поводок натянут. У Славки – кавказская овчарка. Её пока не видно. Она за забором. Метит, наверное, забор. Славка любит свою собаку. Светка Симонова как-то спросила: «Ты любишь её потому, что она злая, да?», и Бухвалов сделал важное такое лицо и сказал: «Да. Я люблю всё злое. Большое, сильное, злое». И Алёше стало грустно. Он подумал, что Славка врёт. Ведь никто на самом деле не может любить злое. Пусть даже большое и сильное.
Папа в гараже глушит двигатель. Котёнок мурчит.
– Леон! – кричит Славка. – Ко мне! Сидеть, кому сказано!
Леоном – Наполеоном – зовут Славкину собаку. Алёша видит, как Леон, усевшийся было у ног Славки, резко встаёт на четыре лапы и порывается вперёд, насколько позволяет ему поводок. Алёша поднимается с корточек. Ноги его немного затекли, и теперь по ним бегут мурашки. Наполеон, напружинившись, натянув поводок так, что ошейник скрывается под шерстью, загребая снег передними лапами, блестя глазами и рыкая, смотрит в какую-то точку. Нет, не на Алёшу. На котёнка, возле которого стоит Алёша. Рука Славки с поводком вытянута, рот его не то смеётся, не то кривится от досады. Он снова кричит: «Сидеть, кому сказано!», но овчарка, вместо того, чтобы выполнить команду, вдруг резко пятится назад, поднимается на задние лапы, сбивает с ног замешкавшегося Славку, – и мощным прыжком устремляется вперёд.
Алёша не оглядывается на гараж, на папу. Некогда оглядываться, раздумывать, просить помощи. Котёнок – Алёша видит его каким-то нижним зрением – не убегает от несущейся собаки. Наверное, он не понимает, что от больших злых собак нужно убегать. Только вздыбливается у него шёрстка на спинке, и сиреневые глаза не отрываясь смотрят на летящее мохнатое чудовище. У Наполеона ничего не получится, с каким-то сладким восторгом думает Алёша. Тут всё просто. В войну люди с гранатами ложились под танки, а Алёше всего-то надо остановить собаку. Он не думает о том, что собака Славки Бухвалова чуть меньше танка, что она большая и злая, весит семьдесят килограммов (так Славка говорил), и может и покусать его. Стиснув кулаки, Алёша бросается наперерез Леону и подставляет оскаленной собачьей морде плечо, отворачивая лицо от оскаленной зверской пасти. Мягкий и тяжёлый собачий корпус, неуклюже вильнув, врезается в него. Собачья морда, снег, небо, сосна, оказавшаяся вдруг перед самым лицом, в мгновенье смешиваются в глазах Алёши. Он успевает зажмуриться и закрыться рукой. Бамс! Боли он не чувствует, а чувствует запах сосны и хвои. Будто из пустоты несётся крик: «Алёша!..» Алёша хочет ответить папе, а потом крикнуть котёнку: «Беги!», а ещё он хочет схватить мохнатого кавказца Наполеона, который где-то поблизости, – за ухо, за ошейник, за лапы, за что подвернётся, хоть за пасть, за острые волчьи клыки, но не может. Он больше ничего не может: он падает куда-то в темноту, которая кажется ему то коричневой, то тёмно-красной, то чёрной, непроглядно чёрной, а ещё почему-то мокрой и холодной – как собачий нос, как множество чёрных собачьих носов.