20 апреля 2011 г.

Жалобная книга

«Подъезжая к сией станцыи и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа». Из одного известного рассказа.

А этот фрагмент родом с одного известного сайта:


На скриншоте приведено лишь начало письма, однако сие послание стоит читать целиком. Оно представляет собою шедевр реформаторской грамматики и пунктуации. Думаю, письмо стало бы и памятником орфографии, не подчёркивай нынче любой текстовый редактор слова с ошибочками.

Представляю, какие бумаги плодит этот самый «Минздравсоц», какими отшлифованными формулировками блистает!

13 апреля 2011 г.

Для машинопоклонников, чей истукан — антиплагиатные программы

Захотелось мне испытать антиплагиатные программы. Испытав, хохотал жирным хохотом.

Материалом для критики теста послужил вольный пересказ моей прозаической миниатюры «Марта». С «Мартой» произошла история, изложенная здесь: http://samlib.ru/c/chuwakin_o_a/dumm_11.shtml.

Сочинение, подписанное именем Д. Кожанова, было заложено мною в антиплагиатные программы.

Результаты теста:

1) Advego Plagiatus (сайт):

[19:58:01] Добро пожаловать http://plagiatus.ru/plagiatus/
[19:58:12] Быстрый поиск. Проверка исходного документа
[19:58:12] Подготовка документа
[19:58:12] Поиск совпадений
[19:58:15] Найдено 14% совпадений по адресу: http://lit.lib.ru/c/chuwakin_o_a/text_0034.shtml
[19:58:15] Найдено 14% совпадений по адресу: http://community.livejournal.com/deja_vu_global/76105.html
[19:58:16] Найдено 14% совпадений по адресу: http://community.livejournal.com/deja_vu_global/tag/%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0
[19:58:16] Найдено 14% совпадений по адресу: http://deja_vu_global.livejournal.com/76105.html
[19:58:17] Найдено 14% совпадений по адресу: http://olegchuvakin.livejournal.com/
[19:58:17] Найдено 14% совпадений по адресу: http://samlib.ru/c/chuwakin_o_a/dumm_11.shtml
[19:58:23] Проверено: 30 uri. Ошибок: 0
[19:58:23] Найдено 14% совпадений  всего
[19:58:23] Уникальность текста 86%
Высокая уникальность текста.

2) Интернет-сервис AntiPlagiat.ru (сайт):




Снимаю шляпу!

9 апреля 2011 г.

Рассказ «В начале было слово»

Олег Чувакин

В начале было слово

Стоял июльский полдень. Старик и его старуха сидели в доме за рассохшимся деревянным столом и перекидывались в «дурачка». Карты были засаленными, с обтрепавшимися и обломавшимися краями. Худой, поджарый и жилистый старик с азартом хлопал ими об стол, а плотная, широкоплечая старуха лениво роняла карту, сбрасывая её с ладони большим пальцем. Её карта иногда падала рядом с картой старика, и тот надвигал её на свою, словно находил в том какой-то порядок.
Шлёпанье карт о столешницу и кряхтенье старика и старухи были единственными звуками, наполнявшими дом. Не звенел комар, не гудела муха. Не зудели за окнами слепни, не кричали воробьи, не ахала на старой ели кукушка. Стояла странная тишина. Тишина внутри, тишина снаружи. Тишина мёртвая, неподвижная. Тишина оглушающая.
— Шестёрку — козырным королём! Ну ты, мать, даёшь! — Старик отодвинул битые карты.
— Не хочу я, Иван, играть. Надоело всё. — Старуха смешала свои карты и уронила голову на руки.
Но старик знал, что она не плачет.
— Эй, Марья! — Он тронул старуху за плечо. — Незачем горевать. Дети целы, обе коровы при нас, скоро три станет, бык у Игната — способный… Куры, петухи, цыплята, свиньи. — Иван загнул пальцы. — Ишь сколько… Огурцы, помидоры, картошка, моркошка. Карпы в озере плавают. Всё у нас есть. Спичек, соли ещё полно — так много, что делиться имя могем.
— Тоска, — не поднимая лица, глухо сказала старуха. — Не горюю я, Иван. Тоска! Нет никого. Мы да сосед Бурдюков с внучками. Внучкам-то бурдюковским ещё повезло, что из города на лето приехали… Всех пожгли грибы атомные!
Старик тасовал колоду.
— Могло и хуже быть, — сказал он. — Мы, почитай, единственно кто уцелел тута. Если б дети не послушались, остались бы там, каково бы было? Вот внучки Бурдюкова созреют, женим парней. Радоваться надо, к жизни будущей прислушиваться!
— Прислушиваться? — Старуха подняла лицо, посмотрела на старика. — Не к чему и не к кому теперя прислушиваться. Ни синички, ни грача, ни сороки! Ни воробья с голубем! Я в лесу грибы-ягоды боюсь собирать и ходить туда боюсь: не живой наш лес! Ни комара, ни мухи! Ни паутинки! Кажется, и ветра нет, деревья не шумят. А в доме что? То, бывало, хозяюшко мохнатый за голбцом скребётся да сверчок на скрыпке скрыпит… А нынче? Будто ваты в уши натолкано! И часы, зараза, испортились… Померло всё!
— Ну, пчёлы-то у нас живут, — возразил Иван. — И дождевые черви в земле ползают. Может, когда землеройку, крота увидим. Или мышь-полёвку. Не то горностая. — Он помолчал, глядя на рубашки карт. — Степан говорил, будто жаворонка давеча слыхал. Ты погоди малость!
— Да уж погожу, куды мне спешить! Но пусто мы живём, Иван, пусто! Уж как наскучили эти Бурдюковы… Словом перекинуться не с кем. Радио молчит. Телевизор тоже. Электричество порвано. Ничего, Иван, нет! За книжку, за какой-нибудь журнальчик… ей-ей, корову бы отдала! Вот не читала раньше, а гляди-тко! Телевизор, ящик этот, — и от него-то ни книг не покупали, ни газет не выписывали! Всё в сериалы таращились! Эх! Хоть бы старую, изорванную книжку, полкнижки… А то пялимся в энти карты кажный день! Я уж всякую крапинку-царапинку на них вижу, в шулера опытны могу иттить…
— Вот шельма!.. То-то гляжу, мои карты как книгу читаешь!.. Пойду-ка лучше к Бурдюкову, с ним перекинусь.
Протяжно промычала корова Мила. Ей ответила её дочка корова Клава.
— Чего это оне?
— Нишкни! — Марья вскочила с табурета; табурет упал.
— Эк разошлась! Тихо, говорит…
Старуха подошла к окну, отдёрнула занавеску.
— Кажись, слышу что-то. — Марья вглядывалась куда-то вдаль. — Ты не слышишь?
Двое в доме замерли.
Что-то гудело вдалеке. Будто какая-то машина.
— Стёпка с Федькой где? — опомнившись, спросила старуха.
— С коровами, понятно, — сказал старик. — К ним пойду.
Степан с Фёдором уже стояли на дороге. Коров загнали в стайку. Старший сын, высокий жилистый Фёдор, полуодетый, в брюках и галошах, щурясь, смотрел на песчаную дорогу. Его очки потерялись при бегстве из города в деревню, да и не бегстве — дезертирстве. Фёдор перебросил через шею ремень АК-74, поправил автомат на груди. Младший, Степан, пониже брата, плотно сбитый, широкий в плечах, засунув руки в карманы дырявого пиджака, казавшегося ему маловатым, насвистывал чистенько «Беловежскую пущу». На плече Степана висел экзотический пистолет-пулемет Шпагина, матово отсвечивавший хромом. Наверное, и в избе Бурдюковых шестнадцати- и четырнадцатилетние Ася и Катя тоже дослали патроны в патронники своих «макаровых». Да и дед Игнат устроился в огороде не сорняки полоть. Остальные деревенские дома давно пустовали, разваливались: деревушка спряталась в сибирской глухомани. Оттого, видать, и ракеты её облетели…
<...>

7 апреля 2011 г.

«Все работы хороши, выбирай на вкус!»

Иногда, когда я возмущаюсь плохим русским языком тех или иных литературных «произведений», мне указывают, что книга, помимо языка, на котором она написана, характеризуется ещё и сюжетом, и будто бы автор может быть малограмотным, но зато умеет создать нечто, по сюжету весьма увлекательное.

Вероятно, умеет (правда, таковые авторы мне никогда не попадались. Скорее всего, потому, что из-за их скверной письменной речи я не мог осилить в их книгах и десятка страниц).

Но вопрос не в том, умеет или не умеет.

У инженера, родившего, как ему кажется, великолепную идею, на экспериментальном заводе непременно потребуют расчётов и чертежей. Хирург подтверждает своё врачебное мастерство точными движениями скальпеля. Писателю же следует владеть в совершенстве своим единственным инструментом — языком.

Не умеешь делать расчёты и чертить? Не место тебе в инженерах. Трясутся руки, и вместо аппендикса вырезаешь селезёнку? Не надо тебе быть хирургом. Плохо владеешь письменной речью? Ни к чему тебе писать книги. «Все работы хороши, выбирай на вкус!»

4 апреля 2011 г.

Поганки. Зато много!

Есть мнение, что «изменилась ситуация на книжном рынке». Критик Ксения Молдавская говорит: «Издатели не только переводят зарубежных авторов, но и ищут хороших российских писателей» (источник: «В финал новой литературной премии «Книгуру» вышло 14 авторов из России, Беларуси, США и Нидерландов», корр. ИТАР-ТАСС Николай Тертычный; http://книгуру.рф/291).

Нет, ситуация не изменилась. С перестройки не появилось ни одного стоящего имени в русской литературе (уровня Чехова, Толстого или советских классиков) — и нынче они тоже не появляются. Боюсь, уже и не появятся.

Четверть века издатели и им подчинённые редакторы-наёмники искали плохих авторов — и внезапно начали искать хороших? Не значит ли это, что и сами издатели внезапно похорошели? В таком случае мы имеем дело с метаморфозой сродни той, что произошла в годы поздней перестройки с иными коммунистами-партократами, перекрасившимися под воздействием определяющего бытия в рыночников-демократов. Трудно убедить здравомыслящего человека в том, что издатели, заполнившие полки в книжных магазинах литпродукцией скверного качества, вдруг одарят нас гениальной литературой. Да, можно поверить, что вчерашний торговец рыбой или компьютерными программами сегодня сделался мл. редактором отдела фантастики (в конце концов, каждый стремится достичь порога своей компетентности, а вернее, выйти за него). Но допускать, что некомпетентный (в литературе, не в книжном бизнесе) редактор-издатель способен проявить себя как компетентный литературный судья, значит по меньшей мере верить в чудо.

Нет у нас писателей, но сплошь и рядом господа серийщики, сериальщики и литнегры, они же книггеры, представляющие собою, в сущности, тех же самых серийщиков и сериальщиков, только скромнее оплачиваемых. И всех этих писак, будто собачек, ведут на коротких поводках наши ухмыляющиеся господа издатели.

И Бог мой, что за жуткие названия у современных издательств: РОСМЭН, ОЛМА, АСТ, ЭКСМО, РИПОЛ!.. Дух родного языка, я думаю, так же чужд людям, сочинившим эти унылые словечки, как и тем, кто придумал ВХУТЕМАС, или, не столь давно, МОУ СОШ и МУДОД.

«Искать хороших писателей» для издательств означает набирать очередных литподенщиков — на замену тем, кто состарился или износился за письменным столом. Издатели наденут ошейники еще на сотню-другую литрабов, которые и станут очередными «хорошими писателями».

Нынешние издатели и редакторы, отправь их по грибы, принесут из лесу одни поганки.

Увы, не «хороших» авторов ищут наши издатели, но всё тех же, каких искали и прежде: плохих сочинителей плохих книг, способных составить плохие серии. Поганки — зато много!