29 декабря 2013 г.

Вода. Октябрь. Сибирь

Захотелось перепечатать собственную октябрьскую фотографию. Ну, и перепечатываю.


Фото Олега Чувакина, 10 октября 2013 года.

27 декабря 2013 г.

Только революция

В очередной раз переехал. Из одной деревни в другую деревню. Добрались с женой до города, долго ждали в регистрационной палате документов (свидетельств). Дождались только одного свидетельства о праве собственности — на землю. С ошибкой в кадастровом номере. Бумагу же на дом вообще не дали. Отфутболили к какому-то удалённому регистратору, обитающему на другой улице и на телефонные звонки не отвечающему. Я сказал жене: «Прекрати звонить, это бессмысленно». Подошёл к той особе, что выдала половину нужных документов и отфутболила и потребовал начальника. Усмешка в ответ. «У нас их много». Ближайшим начальником оказалась рядом сидящая особа со схожим выражением лица (неистребимо чиновным). Эта тоже стала было нас отфутболивать. Я закипел нешуточно. Было мною сказано две фразы: 1) «Пожалуюсь в Москву лично на вас, благо Интернет есть»; 2) «Когда-нибудь народ на вилы вас насадит». Сработало. Эта чиновница велела предыдущей чиновнице связаться с удалённым регистратором. Та связалась. Впрочем, документов всё равно нет.

Похожие истории с бумагами происходят всегда. На моей личной практике  этот случай уже четвёртый подряд. Ошибки, несоблюдение сроков, отфутболивание, нагловатые, властные усмешки — с той стороны баррикады. Жаловаться? Ругаться? Нет. Невероятно разбухший при Путине и Медведеве чиновный класс может смести только революция. Бумажный паразитический класс ведь самовоспроизводится. Его не остановишь другими бумажками — жалобами или предложениями. Только революция. Кропоткин верил в отмирание госкласса, а Саймак написал «Город», в котором говорится, что госкласс перестал существовать за осознанием людьми его полной ненадобности, но правота скорее за сердитым Бакуниным. Маркс и Энгельс тоже правы, но частично, потому что в будущем у них тоже отмирание государства, а поначалу пролетариат захватывает власть. А тот, кто захватил власть, идёт по известной дорожке, растворяя в диктатуре собственную сознательность, если таковая вообще имеется.

Чиновники — класс абсолютно несознательный. Покуда они не осознают, что живут на народные деньги, и только на них, и каждый из них — народный иждивенец, грубо говоря, паразит, они не переменят своего отношения к людям. А они этого не осознают. Капиталисты тоже не осознавали своей неправоты, пока на неё им не указали забастовки, стачки, митинги и революции. Поэтому — только революция.

18 декабря 2013 г.

Поля с хризантемами

В «Гардиан» (источник перевода — «ИноСМИ») опубликована статья Джонатана Уоттса под названием «Президент Уругвая Хосе Мухика: без дворца, без кортежей, без глянца».

«Если кто-либо и может похвастаться тем, что он подает личный пример аскетизма в эпоху жесткой экономии, то это, несомненно, Хосе Мухика, президент Уругвая, который отказался от государственного дворца в пользу фермерского домика, жертвует большую часть своих доходов на социальные проекты, летает эконом-классом и ездит на стареньком «Volkswagen Beetle».

Бывший участник партизанского движения, очевидно, вызывает недовольство у тех, кто считает его «самым бедным президентом в мире», но 78-летний лидер, который предпочёл бы, чтобы другие люди тоже начали вести более умеренный образ жизни, проработал в сфере политики достаточно долго, чтобы осознавать глупость попыток стать для кого-то моделью поведения.

«Если бы я попросил людей жить так, как живу я сам, они бы меня убили», — заметил Мухика во время интервью, которое он дал в своём уютном маленьком доме, расположенном посреди хризантемовых полей недалеко от Монтевидео».

Президент заслужил одобрение представителей многих стран за то, что старается жить по средствам и отвергает роскошь. При этом Уругвай считается самым либеральным государством Южной Америки: здесь проводится политика в пользу легализации однополых браков, абортов и конопли. Поэтому и похвалы в адрес президента доносятся с самых разных сторон политического спектра.

«Когда я приближался к дому, в котором проживает президент с женой, я заметил, что их безопасность обеспечивали только двое охранников, сидящих в машине, припаркованной на ведущей к дому дороге, и хромая собака по имени Мануэла.

Меня удивило то, что Мухика производит впечатление совершенно неэлегантного человека. Этот фермер с кустистыми бровями, в поношенной одежде и старой обуви, который спустился с крыльца своего скромного дома, напомнил мне престарелого Бильбо Бэггинса, высунувшегося из своей норы, чтобы отругать навязчивого гостя».

Президент гордится родиной: ведь она считается самым безопасным и наименее коррумпированным местом в регионе. А ещё он называет Уругвай «островком беженцев в мире сумасшедших».