30 декабря 2014 г.

Дед Мороз 2017 года

Представляю новый рассказ: «Дед Мороз 2017 года».



Фрагмент:


Имена, должности, законные акты
не вымышлены, а предсказаны.
Всё описанное произойдёт
в ближайшем будущем


1

— Читай вслух, Тата, — сказал Василий Родионович. — Чему быть, того не миновать. И прошу тебя: не делай такое страшное лицо. Не порть свою красоту.

— Я воды глотну, — отозвалась Тата и ушла от дедова компьютера на кухню.
Василий Родионович на диване не шелохнулся. Над его седой головой тикали старые, ещё советские, настенные часы. Тикали, напоминая о ходе времени, о том самом времени, которого, как утверждают физики, не существует. Наверное, в понимании физиков и праздники вроде Нового года — чистая нелепость.

У вернувшейся Татьяны на щеке блеснула мокрая дорожка. Возле письменного стола Тата подтянула джинсики, одёрнула кофточку и не села, а упала на креслице на колёсиках. Креслице аж вздохнуло. Двадцать шесть лет девочке, а до сих пор принимает жизнь как четырнадцатилетняя. Живая, остро чувствующая натура. Василий Родионович, которому недавно стукнуло семьдесят, глядел на её спину в зелёной вязаной кофточке, на тёмно-русые волосы, собранные в хвостик. Если Дед Мороз традиционно блондин, то Снегурочке для контраста следует быть брюнеткой.

— «Прощай, сказка!» — прочитала Тата.

Читать рассказ на «Самиздате».

16 декабря 2014 г.

Конкурсы новостей

Литературные конкурсы на глазах превращаются в состязания новостей, пропаганды и соцсетей:






Источник скриншотов: сайт «Все конкурсы».

Примечание. Я не выбирал, не искал специально; все скриншоты сделаны с одной первой страницы.
Второе примечание. Я не к тому поместил эти скриншоты, чтобы заявить: это плохо, а к тому, чтобы показать: это реальность. Литературы нет, есть новости. Или выдумки на темы новостей. Журналистика победила, короче говоря.

8 декабря 2014 г.

«Организм» на «Русской тройке»


Мой рассказ «Организм» прошёл на «Самиздате» конкурсную преноминацию «Русской тройки» («Нереальная новелла»). Мнения преноминаторов:

Лариса Львова.
«Рассказ понравился необыкновенно. Тема оригинально реализуется: то, что стало «пеплом прошлого», превращается в мощнейшую силу, способную противостоять всем, кто изгадил достижения, победы предшествующих поколений, а самих участников великих войн и строек превратил в мусор. И пусть «рождение нового» остаётся за кадром, очистительная сила взрыва создаёт импульс к движению вперёд. По структуре текст ближе к рассказу, так как неторопливо развивающиеся события, рефлексия ГГ явно выпирают из так называемого «жёсткого корсета новеллы». Яркая кульминация не является классическим пуантом, но создаёт впечатление распрямившейся пружины. Фантэлемент в наличии. Удачи на конкурсе!»

Ink Visitor.
«Под большим впечатлением.
Конкурсная тема и общая тема РТ — есть, критериям «нереальной новеллы» соответствует.
 Итого: плюс».

Татьяна Юрина.
«Роскошный рассказ. Полностью раскрыта конкурсная тема. Взрыв, пепел, но ведь и возрождение! Мистический реализм. Дом и его несносный хозяин — единый организм… Жанровое соответствие в наличии. В конкурс».

Общие результаты конкурсной преноминации здесь.

Вниманию авторов! Произведения будут приниматься на конкурс до 10 января 2015 года.

27 ноября 2014 г.

Наживка для начинающих



Источник скриншотов.

Этому господину редактору самому нужен редактор. И даже корректор. И погрузиться корректору придётся глубоко…

Зав. отделом прозы «Н. С.» мог бы для начала погонять себя по правилам орфографии и пунктуации в рамках школьной программы, а уж потом рекламировать свои услуги.

Неплохо бы «редактору» обратить внимание и на идиоматику. Идиоматика — это же костяк языка, говаривал У. С. Моэм. «В этом и есть дружеское сотрудничество…» Право, нельзя выражаться на родном языке так, будто читаешь подстрочник с немецкого. «В этом и состоит дружеское сотрудничество»!

Логику г-ну Шишкину тоже не мешало бы подправить. Редактировать профессионалов «легко», или подход к их творениям всё же выражается конструкцией «вовсе надо осторожно»? Очевидно, в первом случае г-н «редактор» хотел сказать о «непрофессионалах». Впрочем, понять Шишкина весьма мудрено.

Зато как часто в обращении к потенциальным клиентам зав. отделом прозы «Н. С.» повторяет имя существительное «профессионал»! И чуть реже — имя прилагательное «истинный»!

Но сколько «халва» ни повторяй, слаще во рту не станет.

Очень надеюсь, что «десятки сотни» начинающих авторов не попали на наживку этого горе-специалиста.

7 ноября 2014 г.

Мой фаворит конкурса рассказа «ХиЖ-2014»


Чваков Димыч, "К стогам".

Мотоцикл "Урал"? Или всё же "Днепр"? Погранвойска — или эсминец "Неустрашимый"? Дядька из Запорожья — или нет никакого дядьки?

Холлофайберный матрасик и льняная простыня… Ивановна, она же Сергеевна и Михайловна, custos spatium и клавиша "Reinst"… "Эх, ёлки-тарталеточки!"

Товарищи! Читаем рассказ Димыча и получаем эстетическое наслаждение!

5 ноября 2014 г.

Конкурс «ХиЖ-2014». «Эх, ёлки-тарталеточки!»

Инструмент писателя - не клавиатура, а язык. У художника - кисть, у музыканта - скрипка, а у прозаика и поэта - язык. Не владеешь основным инструментом - научись или поищи другое занятие. К хирургу, не владеющему скальпелем, пациент отнесётся скептически, а вот писателя, не умеющего пользоваться языком, публика запросто расхваливает и превозносит.

Читать обзор на «Самиздате».

3 ноября 2014 г.

«Зачем стать?»


Источник скриншота.

При таком-то вот подходе, когда ридеров нанимают малограмотные редакторы, к тому же не отличающие жанра от темы, мы никогда не увидим на полках книжных магазинов настоящей литературы. Об этом нечего и мечтать!

И потом, задача всех этих ридеров одна — найти то же самое дерьмо, которое серийно штампуют господа издатели. Иначе «ридеру» дадут от ворот поворот.

Литература не умерла бы, коли искались бы по свету белу её реаниматоры. Но вместо реаниматоров ищутся ридеры.